.      - . ,  ,   ,  , , ,  ,  , ,  ,  ,   ,  , ,   , , , , - ,  , , , ,   , , , , ,  ,  ,  , ,     , , , , , , ,  ,  ,  , , ,
Об Ассоциации
ЦБП России
Новости и комментарии
Исследования и публикации
Календарь событий
СПК ЦБП и ДО
          20.04.2021., вторник
НОВОЕ НА САЙТЕ
АРХИ�-КАЛЕНДАР�
<< апрель 2021 >>
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
ПОИСК
Рассылки


Новости и комментарии
СМИ о нас

6 апреля 2021 г.

Обзор СМИ от 6 апреля 2021 года

Версия для печати

ЛЕСНАЯ ОТРАСЛЬ СТОИТ НА ПОРОГЕ МАСШТАБНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ

 

Анна Королева, журнал «Эксперт»

 

Власти ожидают от лесопромышленной отрасли увеличения вклада в ВВП до 1,5% к 2030 году. Конкретные меры, которые позволят достичь такого результата, будут разрабатывать Минприроды России и Федеральное агентство лесного хозяйства (Рослесхоз).

 

В 2021 году лесная промышленность получила документ, который определит ее развитие на ближайшие десять лет. Цифровизация, лесовосстановление, борьба с пожарами и незаконной заготовкой — вот основные задачи, которые поставила Стратегия развития лесной отрасли до 2030 года перед Рослесхозом. О вызовах, которые стоят сегодня перед ведомством, в интервью «Эксперту» рассказал замглавы Минприроды — глава Рослесхоза Сергей Аноприенко.

 

— Важнейшим документом для отрасли сегодня является Стратегия развития до 2030 года. С чем связаны изменения, внесенные в документ, по сравнению с его «прототипом» образца 2018 года?

— Новая редакция Стратегии развития лесного комплекса до 2030 года была доработана с учетом национальных целей развития России, утвержденных президентом в прошлом году. Среди этих целей создание комфортной и безопасной среды, а лес играет в ее создании важнейшую роль. Новый документ, учитывая проблемы и задачи лесопромышленного комплекса, решает их без ущерба для экологической составляющей. Он призван сделать лес более прибыльным, увеличить его вклад в ВВП, но делает это с учетом природоохранной функции леса.

Мы поэтапно переходим на интенсивную модель ведения лесного хозяйства, когда формировать поспевающие леса можно быстрее за счет выборочных рубок, в результате чего оборот рубки сокращается, а съем древесины с одного гектара растет. Это позволяет снизить ущерб природе, увеличивая экономическую отдачу. Такая практика успешно зарекомендовала себя в других лесных странах и, уверен, даст свой результат и у нас. Разумеется, делать мы это будем в тех регионах, где интенсивная модель целесообразна с учетом природно-климатических факторов, социально-экономических условий, качественных и количественных характеристик лесов.

 

— Если говорить о работе всего лесного комплекса страны, что дает Стратегия ему?

— В результате ожидается прирост добавленной стоимости, создаваемой предприятиями отрасли, до 1,14 триллиона рублей, увеличение вклада лесного комплекса в ВВП до полутора процентов. Число работников, занятых в лесном комплексе, вырастет до 820 тысяч человек, налоговые поступления в бюджет — до 215 миллиардов рублей, а поступления в бюджетную систему за использование лесов — до 200 миллиардов рублей.

Сегодня предусмотрен комплекс мер, в том числе по цифровизации отрасли, развитию механизмов лесовосстановления и создания лесных питомников, поддержке перерабатывающих предприятий и расширению сети лесных дорог и других.

То есть подход к стратегическому ведению лесного хозяйства пересмотрен полностью. Изменения предстоят колоссальные, каждое из запланированных мероприятий внесет свою лепту в общую картину. Одну из важнейших ролей будет играть цифровая трансформация, старт которой уже дан.

Мы также вносим коррективы и в процесс восстановления лесов. Новый документ повышает в этом процессе вклад региональных лесхозов. Они должны стать профессиональными исполнителями лесохозяйственных работ, в том числе по компенсационному лесовосстановлению. Учитывается и лесопожарная тематика. Задача — быстрее реагировать на лесные пожары, ликвидировать их уже в первые сутки после обнаружения.

Приоритетное внимание в стратегии уделяется и переориентации отрасли с экспорта необработанных лесоматериалов на производство продукции с высокой добавленной стоимостью. На эти цели будут направлены мероприятия по совершенствованию инструментов господдержки, в том числе таможенно-тарифной политики, что должно придать стимул для открытия новых предприятий и создания рабочих мест. То есть реализация стратегии должна способствовать повышению привлекательности условий для запуска крупных инвестиционных проектов.

Детализированы все мероприятия будут в дорожной карте, сейчас Минприроды, Рослесхоз и другие ведомства работают над ней.

 

— Президент также поручил запустить информационную систему, включающую в себя Государственный лесной реестр в электронной форме. Создана ли такая система? Есть ли результаты?

— Запуск системы — дело ближайшего будущего. Федеральную государственную информационную систему лесного комплекса (ФГИС ЛК) необходимо запустить к 2023 году. Пока же мы расширяем функционал ЛесЕГАИС. На основе именно этой, уже модернизированной, платформы и планируется создание ФГИС ЛК.

Сейчас мы тестируем обновленную ЛесЕГАИС в нескольких регионах в порядке эксперимента. Среди них Вологодская область, Архангельская, Тверская и Иркутская. Подключаем склады, проверяем новые алгоритмы работы. С 1 июля 2021 года вносить в ЛесЕГАИС все данные о древесине, ее объеме, движении, начиная с заготовки и заканчивая продажей и переработкой, станет обязательным для всех участников рынка.

Протестировать новый функционал ЛесЕГАИС можно уже сейчас в любом из регионов, не только экспериментальном. Пользователь может учиться работать с обновленным ресурсом, что удобно. Сейчас в тестовом режиме сделки не блокируются, в рабочей же ситуации с 1 июля недостоверные данные повлекут за собой блокировку сделки.

 

— Ждут ли российскую лесную отрасль еще какие-то законодательные изменения в ближайшее время?

— В ближайшие годы ее ждут масштабные изменения. Базовый закон, в соответствии с которым проводится цифровая трансформация лесного комплекса, принят, в феврале он вступил в силу. Но это лишь отправная точка. Предстоит принять еще 27 нормативно-правовых актов, которые позволят закону о цифровизации заработать в полном объеме, 11 из них — в этом году.

Эти акты направлены на проведение в 2021 году эксперимента по передаче полномочий федерального государственного лесного надзора Рослесхозу, на утверждение требований к учету, перевозке и хранению древесины, будут утверждены новые отчеты об обороте древесины, изменится порядок подачи лесных деклараций.

В следующем году предстоит принять остальные 16 актов. Они также будут регламентировать создание и работу ФГИС ЛК, ведение Государственного лесного реестра на федеральном уровне и ряд других вопросов цифровизации лесного комплекса.

 

— Каковы наиболее острые проблемы лесной отрасли на сегодняшний день, с вашей точки зрения? Как Минприроды и Рослесхоз решают их со своей стороны?

— Особого внимания и системного подхода требуют несколько направлений. Это нелегальная заготовка древесины, лесные пожары, устаревшие данные по лесоустройству. Работа идет по всем этим вопросам, мы получаем определенные позитивные сдвиги.

В прошлом году более чем в половине регионов страны снизились объемы незаконной рубки, положительную динамику мы зафиксировали в 47 субъектах. В 2020 году удалось выявить на три процента больше противоправных случаев, чем годом ранее, а общий объем незаконной древесины по стране снизился на четыре процента — до 1,1 миллиона кубов. Это менее одного процента легальной заготовки древесины, которая в 2020 году составила 217 млн кубометров. Но это только выявленная нелегальная рубка. Сколько незаконно заготовленной древесины находится в сером обороте, поможет выявить модернизированная ЛесЕГАИС.

Что касается борьбы с лесными пожарами, тут большую роль играет обновление автопарков спецтехники. С 2019 года в России действует федеральный проект «Сохранение лесов» в рамках нацпроекта «Экология». За два года его работы регионы закупили более 25 тысяч единиц лесопожарной техники и оборудования на 9,5 миллиарда рублей. В этом году на такие закупки из федерального бюджета направлено еще 4,7 миллиарда рублей. Эффективность таких мер очевидна: средняя площадь одного лесного пожара в прошлом году снизилась на 28 процентов.

Вопрос актуализации лесоустройства сейчас тоже находится на особом контроле. Это направление включено в правительственный план декриминализации лесного комплекса, который предполагает передать полномочия по лесоустройству на землях лесного фонда на федеральный уровень.

 

— В России подведен итог первого цикла государственной инвентаризации лесов (ГИЛ). Зачем это было нужно, что показали результаты?

— В конце прошлого года мы завершили первый цикл ГИЛ, который начался в 2007 году. Инвентаризация охватила все 85 регионов и лесной фонд страны площадью около 1,2 миллиарда гектаров. ГИЛ необходима для того, чтобы точно знать, какие леса произрастают в стране, в каком состоянии они находятся, чтобы бережно, рационально использовать лес, держать баланс его промышленного использования и экологической функции.

Итоги первого цикла подводятся, это огромный массив данных, его обработка продлится до конца 2021 года. Но мы уже получили информацию об общем запасе древесины в нашей стране — это 102,2 миллиарда кубометров. Сколько это? Напомню, что фактический объем заготовки древесины в нашей стране за весь прошлый год составил 217 миллионов кубометров, то есть около 0,2 процента от общего запаса.

В этом году мы запускаем второй, повторный цикл ГИЛ, чтобы посмотреть, как изменятся эти показатели в динамике.

 

— Как Рослесхоз работает в направлении лесовосстановления в целом? Какие ведутся мероприятия, насколько они успешны?

— Площадь лесовосстановительных работ в стране существенно выросла с началом федерального проекта «Сохранение лесов». Если раньше такие мероприятия охватывали около 800 тысяч гектаров в год, то сегодня уже около 1,1 миллиона гектаров. К 2024 году, когда завершится федпроект, площадь ежегодного лесовосстановления должна достичь 1,5 миллиона гектаров — именно столько необходимо для того, чтобы сбалансировать площади леса, который в силу разных причин выбывает, и того, который восстанавливается.

 

— В этом году пока не слышно о больших пожарах, которые всегда становятся огромной проблемой. Принимаются ли сейчас какие-то превентивные меры, чтобы не допустить катаклизмов?

— Эта работа не прекращается никогда. Как только мы закрываем пожароопасный сезон, сразу начинаем готовиться к следующему. В декабре прошлого года мы поручили департаментам лесного хозяйства по федеральным округам взять на контроль подготовку регионов к сезону 2021 года.

Сейчас пока еще почти везде лежит снег, подготовка ведется на организационном уровне. Большая задача на этот год — открыть в Сибири лесопожарный центр «Север». Правительство выделило на это пять миллиардов рублей. Он будет базироваться в Красноярском крае, Иркутской области и Забайкалье, и мы рассчитываем, что он поможет быстрее реагировать на возгорания в отдаленных районах Сибири и Дальнего Востока.

Кроме того, регионы готовят сводные планы тушения пожаров, Рослесхоз их согласовывает. Подтвердить свою готовность к пожароопасному сезону субъекты смогут после выездных проверок Рослесхоза, в ходе которых мы смотрим, чтобы заявленное на бумаге соответствовало фактическому положению вещей.

Чем ближе к весне, тем напряженнее работа. Как только снег сойдет, размышлять и прикидывать, где взять людей, где взять технику, будет некогда, к этому моменту все должно быть в боевой готовности.

 

ЦБП: ШАГ В ЦИФРОВУЮ ЗРЕЛОСТЬ

 

Семен Доронин, журнал «Эксперт»

 

Целлюлозно-бумажная промышленность в России сегодня основной и более чем перспективный сегмент лесоперерабатывающего комплекса. Но сектор, который благодаря своей цикличности является одним из флагманов «зеленой» экономики страны, до сих пор недооценен инвесторами. Причина проста: отсутствие достоверной статистики и регулярной отраслевой аналитики о ситуации в ЦБП.

 

По итогам 2019 года выручка ста крупнейших предприятий лесопромышленного комплекса России достигла 1,19 трлн рублей. Пятьдесят крупнейших компаний отрасли в совокупности получили выручку 648 млрд рублей, причем более 60% их общей выручки приходится на целлюлозно-бумажные предприятия.

В первой десятке компаний ЛПК шесть мест принадлежит предприятиям ЦБП, четыре первых места занимают крупнейшие производители целлюлозы, бумаги и картона: группа «Илим», «Монди СЛПК», Segezha Group и Архангельский ЦБК.

 

Макулатура — драйвер и преимущество

Несмотря на то что ЦБП — основная отрасль ЛПК, большинство предприятий применяют в качестве сырья вторичный ресурс — макулатуру. Использование возобновляемых ресурсов — одна из важных составляющих ЦБП, а также один из драйверов всей отрасли.

Отрасль и ее продукция обладают высочайшим потенциалом цикличности: отходы производства и потребления продукции ЦБП могут использоваться в качестве сырья для производства тех же видов продукции, причем их переработка может осуществляться на тех же мощностях, на которых производится первоначальный выпуск.

Отходы производства и потребления гофрированного картона становятся сырьем для производства бумаги и картона, из которых вновь изготавливается гофрированный картон. Число таких циклов переработки может достигать шести, и сегодня в России 73 из 100 единиц упаковки из гофрокартона изготовлено из вторичного (макулатурного) сырья. Для упаковки из формованного бумажного волокна, менее требовательной к качеству сырья, число циклов переработки увеличивается уже до тридцати.

Начиная с 1995 года выпуск бумаги и картона из макулатуры в мире почти удвоился. Доля вторичного сырья в совокупном отраслевом балансе волокна уверенно растет: в странах Юго-Восточной Азии из макулатуры производится до 75% всего объема бумаги и картона, в ЕС — приблизительно две трети, в России — более 50%.

Использование макулатуры в качестве сырья дает целый ряд преимуществ как участникам отрасли, так и обществу. Переработка макулатуры более выгодна с точки зрения капитальных затрат. Заготовка макулатуры осуществляется непосредственно в местах ее образования, то есть в населенных пунктах, и опирается уже на имеющуюся дорожную сеть, а перевозка макулатуры не требует специализированного транспортного парка.

Переработка макулатуры снижает объемы вырубки леса: тонна макулатуры в качестве сырья заменяет 2–4 кубометра древесины или 4–7 деревьев. Продукция из бумаги и картона имеет более выигрышный имидж по сравнению с другими материалами в связи с дружественным характером бумаги и картона по отношению к окружающей среде.

Повторная переработка бумажных отходов сопровождается меньшим количеством вредных выбросов и сбросов по сравнению с производством из первичного сырья, а сама по себе бумага нетоксична и полностью разлагается в природной среде. Эти характеристики делают отрасль одним из лидеров в достижении 12-й цели устойчивого развития ООН «Ответственное производство и потребление» и трансформации к модели экономики замкнутого цикла.

 

Следим за упаковкой

В структуре продуктов ЦБП четко выделяется ряд крупных сегментов. Основной объем потребления бумаги и картона формирует упаковочная продукция. Быстро развивается сегмент бумажных санитарно-гигиенических изделий — туалетной бумаги, полотенец, салфеток, скатертей и др. Сегмент бумажных информационных носителей сокращается вследствие вытеснения печатных СМИ электронными медиа и распространения систем безбумажного документооборота. Запрет на использование одноразовых пластиковых изделий в общественном питании придает импульс развитию сегмента одноразовой бумажной посуды.

Существенное количество бумаги и картона потребляется в сегменте строительных и отделочных материалов (обои, гипсокартон, гидроизоляционные, кровельные, подкладочные материалы). Сегмент специализированных бумаг и картонов представлен разнообразными техническими материалами: фильтровальные бумаги и картоны, электротехнический, обувной картон и другие виды специальных бумаг и картонов.

Опережающий рост упаковочного сегмента обеспечивается не только увеличением физического объема потребления, но и действием целого ряда других факторов. Это изменение структуры розничной торговли: сохраняющийся рост доли сетевого ретейла, а также бурное развитие электронной коммерции, особенно усилившееся в период пандемии. Росту потребления упаковки способствует уменьшение объемов вложения товаров в упаковку, обусловленное снижением числа членов одного домашнего хозяйства.

Влияние на объем потребления упаковки оказывает развитие информационных технологий — Big Data, позволяющих формировать индивидуальные предложения для отдельных потребительских сегментов; интернет вещей, который, в частности, дает возможность отслеживать движение каждой конкретной единицы товара.

Динамика сегмента санитарно-гигиенических изделий (СГИ) определяется такими факторами, как уровень урбанизации, динамика доходов населения, развитие «профессионального» потребления бумажных СГИ (офисы, гостиницы, предприятия общественного питания и др.). Кроме имиджа бумаги как дружественного к окружающей среде материала важным фактором, определяющим рост сегмента, являются более низкие затраты, связанными с использованием одноразовых бумажных СГИ, по сравнению с многоразовыми аналогами.

Все большее количество стран ограничивают использование одноразовых пластмассовых изделий в потребительском сегменте, открывая возможности для продвижения изделий из бумаги и картона, в частности одноразовой посуды. Популярность питания вне дома вновь начнет расти после решения проблем, вызванных пандемией коронавируса, а сервисы доставки готового питания на дом продемонстрировали быстрый рост именно в период действия санитарных ограничений.

 

Бумага есть, статистики нет

Динамичная внешняя среда выводит на первое место такие аспекты управленческой деятельности, как прогнозирование и долгосрочное стратегическое планирование, которые, в свою очередь, требуют существенно более высокого, чем сейчас, качества информационного обеспечения отрасли.

Однако до сих пор в целлюлозно-бумажной отрасли нет общепризнанного источника данных, который содержал бы информацию об основных аспектах и показателях ее деятельности. Существующие источники разрозненны, информация в них содержит весьма серьезные расхождения, обусловленные различиями в методике сбора и обработки данных. Значительная часть субъектов отрасли выпадает из информационного поля, поскольку не охвачена официальным статистическим наблюдением. К данным официальной статистики есть серьезные претензии, они используются только потому, что отсутствует достойная альтернатива.

Так, данные Росстата, касающиеся наиболее крупного сегмента ЦБП — производства упаковки, содержат два разрыва, связанных с изменением классификаторов продукции в 2009–2010 и 2016–2017 годах. Это касается как готовой упаковки, так и сырья для ее производства. Сведения о поступлении в переработку макулатуры можно получить только косвенными путями, поскольку классификатор ОКПД-2 содержит единый код для отходов бумаги и картона без разделения по маркам макулатуры, которых сейчас выделяется тринадцать, и каждая имеет свое применение.

Данные Росстата не соответствуют фактической отраслевой структуре производства и нередко содержат очевидные неточности. Статистика проходит долгий путь по местным и региональным подразделениям службы, неизбежно накапливая ошибки. В открытом доступе данные содержатся только в региональной структуре, чаще всего обобщенные до уровня федеральных округов.

 

Когда неофициальное лучше официального

Наилучшую альтернативу Росстату сегодня предлагает Ценовой индекс на основные виды продукции ЦБП от Центра системных решений. Индекс ЦСР завоевал популярность среди участников отрасли благодаря ряду преимуществ перед официальной статистикой.

Прежде всего это получение данных непосредственно от участников отрасли. Эти данные защищены как технически, благодаря технологиям распределенной записи, так и юридически — через соглашения о конфиденциальности.

Прямые контакты с поставщиками данных обеспечивают более высокую оперативность индекса ЦСР. До конца прошлого года он публиковался как минимум на неделю раньше отчетов Росстата, в апреле текущего года ЦСР перейдет к публикации ценового раздела индекса ЦСР на еженедельной основе, а при заинтересованности участников индекса ЦСР — к отслеживанию ситуации в отрасли в режиме, близком к реальному времени.

В отличие от данных Росстата индекс ЦСР отслеживает цены не только поставок, но и закупок. Тем самым обеспечивается возможность перекрестного контроля цен по всей цепочке создания стоимости и достижения справедливых цен в конкретных сделках.

Выбранная технология позволяет оперативно масштабировать индекс ЦСР как по горизонтали, то есть путем расширения круга поставщиков данных, так и по вертикали, то есть в направлении роста числа анализируемых показателей.

Участие лидеров отрасли в формировании информационной базы индекса ЦСР позволяет построить адекватную картину рынка: донорами данных для индекса ЦСР являются предприятия, формирующие половину суммарного выпуска по каждой индексируемой позиции.

Публикуемые индексом ЦСР ценовые индикаторы уже используются при заключении сделок. Ценообразование на основе индекса ЦСР особенно эффективно при заключении долгосрочных контрактов, поскольку обеспечивает обеим сторонам защиту от колебаний цен. Включение в индекс индикаторов цен для всех этапов цепочки создания стоимости — от макулатуры до готовой упаковки — и расчет кросс-индексов показывают распределение доходности между участниками рынка и тем самым смягчает конфликты между поставщиками и покупателями.

Регулярное наполнение информационных баз индекса ЦСР обеспечивает участников рынка оперативной аналитикой, кратко- и долгосрочными прогнозами динамики отрасли.

На вопрос, в чем выгода более активного и содержательного участия в формировании информационной базы индекса ЦСР и, шире, информационной базы отраслевой аналитики для отраслевых игроков, ответит анализ отраслевой динамики с 1999 года и особенностей отрасли, сложившихся к настоящему времени.

 

Дело в концентрации рынка

Кризис 1998 года придал мощный импульс развитию производства упаковки в России. Девальвация рубля фактически заблокировала импорт, открыв российский рынок для отечественных товаров. Мировые бренды перешли от импорта своих товаров в Россию к организации производств внутри страны, принеся с собой новую для страны культуру упаковки. Рост производства товаров повседневного спроса обеспечил повышение спроса на упаковку взрывными темпами: в первой половине 2000-х темпы ежегодного прироста выпуска упаковки на уровне 10% считались обычным делом. Появление дешевого предложения оборудования из Китая, Тайваня, Турции позволило быстро нарастить мощности по выпуску упаковки.

В те времена условием лидерства были высокие производственные мощности и обладание технологиями — производственными и управленческими. На российский рынок следом за производителями товаров пришли западные производители упаковки, принеся с собой новые стандарты качества и новые тенденции в развитии упаковки.

Развитие отрасли было прервано кризисом 2008 года. В следующем, 2009 году потери ВВП составили 7,8%. Производство упаковки пострадало существенно меньше: выпуск упаковки из гофрокартона в 2009 году снизился приблизительно на 2–2,5%. Однако уже в 2010-м выпуск упаковки превысил докризисные показатели, при этом существенно поменялись основные факторы рыночного успеха. Крупнейшие производители упаковки выровнялись по технологическому уровню, и на первые места в отрасли начали выходить интегрированные компании, несущие наименьшие издержки.

В 2015 году российская экономика тоже снизилась по сравнению с предыдущим годом, падение ВВП составило 2,5%. Выпуск упаковки сохранился на уровне 2014 года и возобновил рост начиная с 2016-го.

Росту рынка способствовала девальвация рубля, открывшая новые рыночные ниши для российских производителей потребительских товаров. Эффект девальвации был усилен целенаправленной государственной политикой замещения импорта.

Падение деловой активности в прошлом году, вызванное пандемией коронавируса, не отразилось на производстве и потреблении упаковки. Структура потребления сдвинулась в сторону роста доли товаров повседневного спроса, что обусловило опережающий рост спроса на упаковку. На фоне падения макроэкономических показателей производство упаковки, по предварительным данным, выросло на 6,2% по сравнению с 2019 годом.

Отличием российской отрасли производства бумаги, картона и упаковки от крупнейших мировых игроков является отсутствие в России активов, работающих со всеми источниками волокна. Иностранные компании уже реализовали модели цикличности, перерабатывая как первичное волокно, так и макулатуру.

Сегменты производства гофроупаковки и необходимого для этого картона в России отличаются низкой концентрацией. Десятка лидеров сегмента упаковки обеспечивает порядка 50% совокупного выпуска, всего же выпуском упаковки из гофрокартона в стране занимается порядка 600 организаций.

В сегменте картонов для производства гофроупаковки топ-10 производителей контролируют две трети совокупного выпуска. Высокой концентрацией характеризуется только сегмент целлюлозных картонов: тройка лидеров в совокупности производит порядка 80% общего объема. В сегменте макулатурных картонов на трех ведущих игроков приходится чуть более 30% общего объема производства. Заготовкой макулатуры, по данным СРО «Ассоциация “Лига переработчиков макулатуры”», занимаются более 800 производственно-заготовительных предприятий.

Низкая концентрация отрасли находит отражение в значениях кросс-индексов, определяемых как соотношение отдельных показателей, входящих в индекс ЦСР. В частности, соотношение цены макулатурных картонов и макулатуры, используемой в качестве единственного и безальтернативного сырья в их производстве (отходы производства и потребления гофропродукции), в конце 2020-го — начале 2021 года упало ниже 2, при том, что приемлемым для отрасли значением является 2,5, а комфортным — 3.

В ЕС в течение последних пятнадцати лет, несмотря на все колебания цен на сырье и готовую продукцию, кросс-индекс не опускался ниже 4, что обеспечивает существенно более высокий по сравнению с российским рынком уровень доходности отрасли. Можно сказать, что целлюлозно-бумажный рынок в ЕС устоялся и способен эффективно противостоять кризисным явлениям.

В России же падение кросс-индекса ниже критических уровней говорит об обострении конкуренции как за сырье, так и за рынок сбыта. Российская ЦБП показывает высокую хрупкость по сравнению с европейской. Решить эту проблему возможно только путем повышения концентрации отрасли на всех этапах цепочки — от заготовки сырья до производства готовых изделий из бумаги и картона. Однако ни один из российских игроков не располагает ресурсами, достаточными для проведения необходимых преобразований.

 

Инвестор ждет информации

Иностранный капитал уже присутствует в российской ЦБП. Архангельский ЦБК находится под управлением австро-немецкого Pulp Mill Holding; Сыктывкарский ЛПК выкуплен Mondi со штаб-квартирой в Австрии; ведущая компания отрасли, группа «Илим», управляется швейцарской Ilim Holding SA, которая, в свою очередь, на 50% принадлежит американской International Paper. Австрийская Prinzhorn Group вошла в капитал SFT Group.

Однако все перечисленные активы обладают рядом общих черт: это лидеры своих сегментов; это интегрированные структуры — от заготовки и производства сырья до выпуска упаковки; активы, работающие с первичным волокном, в основном ориентированы на экспортные поставки. Перечисленные признаки делают эти активы по умолчанию привлекательными для инвесторов, даже в отсутствие регулярной отраслевой аналитики.

Примерами присутствия иностранного капитала в других сегментах ЦБП служат Essity — производитель СГИ; Knauf Petroboard — производитель полиграфических и облицовочных картонов; Huhtamaki — производитель одноразовой бумажной посуды и упаковки из формованного бумажного волокна (ФБВ). В сегмент ФБВ также недавно вошла датская компания Hartmann путем приобретения ЗАО «Готэк-Литар».

В отрасли присутствуют активы, потенциально интересные в качестве объектов крупных инвестиций, однако следующим претендентам на благосклонность иностранных и внутренних инвесторов придется быть гораздо более убедительными в обосновании емкости, перспектив рынка и своего места на нем. Авторитета и честного слова даже первых лиц отрасли явно будет недостаточно.

Иностранные «денежные мешки» уже приучены к тому, что у каждой отрасли есть некий набор показателей, по которому можно оценить ее состояние и положение конкретного игрока. Индекс ЦСР для российской ЦБП стал таким инструментом экспресс-диагностики, и его участники получают очевидные преимущества: открытость в современной развитой экономике сама по себе повышает привлекательность отрасли как объекта вложений.

Член Генерального совета «Деловой России», профессор Арктического федерального университета, генеральный директор управляющей компании «Объединенные бумажные фабрики» Дмитрий Дулькин указывает, что наличие объективного и независимого источника отраслевой информации приблизит отрасль к мировым управленческим стандартам, а участие в индексе ЦСР станет одним из критериев, определяющих репутацию компании. Индекс ЦСР обеспечит более взвешенные и рациональные решения о финансировании новых проектов в отрасли, не допуская сокрытия их явной нецелесообразности за красивыми картинами общественного процветания. Тем самым в отрасли запустится столь долгожданный процесс оздоровления, а участие в индексе ЦСР станет фактором рыночного успеха.

Как считает член президиума ассоциации «НП Опора», генеральный директор СРО «Ассоциация “Лига переработчиков макулатуры”» Андрей Гурьянов, более высокая оперативность и уровень детализации индекса ЦСР, а также отсутствие разрывов в рядах данных обеспечит заинтересованных лиц гораздо более ценной информацией о состоянии, динамике и перспективах отрасли по сравнению с официальными публикациями. Реализация индекса ЦСР на цифровой платформе решает проблему нерегулярности и субъективности принятого в отрасли неформального информационного обмена.

По мнению директора Информационно-аналитического центра по внешней торговле при Минпромторге РФ Андрея Точина, значение индекса ЦСР для целлюлозно-бумажной отрасли можно сравнить со значением развития картографии для мореплавания. И если наполнение индекса ЦСР первичной информацией схоже с накоплением географических сведений и построением карт отдельных участков земной поверхности, то расчет кросс-индексов, характеризующих соотношение отдельных входящих в индекс показателей, сравнимо с наложением на географическую карту системы координат, позволяющих определять место и прокладывать курс.

Динамичный рост потребления упаковки, продолжавшийся с начала 2000 х, позволил сформироваться отечественной упаковочной отрасли. Но производители упаковки и игроки смежных отраслей, привыкнув к постоянно высоким темпам роста рынка, рискуют не заметить перехода отрасли в новое качество. В таких условиях прежние факторы успеха: выстраивание интеграционных цепочек, наращивание мощностей, технологическое лидерство — будут хоть и важны, но недостаточны.

Чтобы выжить и добиться успеха, отрасли потребуется быть не только «сильной», но и «умной»: основным условием успешного функционирования станет информированность о состоянии отрасли и ее окружения, позволяющая верно оценить рыночные перспективы.

 

Выскажите мнение о материале:

Очень полезно  Любопытно  Ничего нового  


Об Ассоциации . ЦБП России . Новости и комментарии . Исследования и публикации . Календарь событий . СПК ЦБП и ДО
 .  .   .   .      ./ +7 (495) 783-06-01

hacklink,

hacklink,

kiralД±k bahis sitesi, gaziantep escort, kocuce, sahibinden, Casino Siteleri, Betboo GiriЕџ, https://best10.linkbox.agency, antep escort,
Copyright 2009 ""
@Mail.ru Rambler's Top100
Hacker TГјrk - Hacked By Emilyano Zapota
Bursa Emlak | Emlak Bursa | SatД±lД±k Daireler
Hastane Г‡Д±kД±ЕџД± - Bebek ГњrГјnleri
Bursa Tel Г‡it Sistemleri
Turkey Real Estate
Bursa SatД±lД±k Daireler | Beynil YatД±rД±m | Bursa KiralД±k Ev | Bursa Emlak
Mermer Granit Kesim MakinalarД±
Hacker - Hacked By mxbozkurt